city_rat: (Default)
Совсем бегло.
Что у нас там осталось?

Глубокая печать. То же самое, что высокая, только наоборот. У рельефной формы заливаются краской впадины, а выступающие части остаются чистыми. Основное достоинство глубокой печати - полутоновые изображения здесь формируются не растром, как в других видах печати, а за счет переменной толщины слоя краски. Действительно, что в высокой, что в плоской печати все элементы прижимаются к бумаге с одинаковой силой, и слой краски на них ровный. А в глубокой печати печатающий элемент может быть разной глубины.

Глубокую печать придумали значительно раньше плоской - именно по этой технологии делаются гравюры и офорты. Точнее, офорт - это тоже гравюра, только в "обычной" гравюре художник выполнял рисунок прямо в металле печатной формы, что, естественно, было весьма трудоемка. В офорте металлическая форма сначала покрывается лаком, в котором и процарапывается рисунок - это куда легче. Потом пластину опускают в кислоту, и та выедает металл в местах, не защищенных лаковым слоем. Получаются углубления и бороздки. Их "набивают" густой краской - а дальше все как и в любом другом виде печати - бумага, пресс.

В двадцатом веке придумали, как этот процесс механизировать. Печатные пластины стали изготовлять фотоспособом (как и офсетные). При печати готовая форма смазывается краской целиком, после чего с выступающих, т.е. пробельных элементов счищается гибкой металлической пластиной - ракелем. Поэтому такую технологию иногда называют ракельной печатью.

До недавнего времени глубокая печать была едва ли не единственным способом изготовления крупных тиражей высококачественных полутоновых иллюстраций. Печатали ею журналы (например, "Огонек"), художественные альбомы. А вот для текста глубокая печать подходит плохо: плохо передает мелкие детали. К тому же краски на глубокопечатные листы уходит много, особенно в темных деталях, и потому изображение в глубокой печати всегда немного "плывет" (посмотрите, скажем, на обложки "Огонька" шестидесятых годов - очень характерный пример).

Поэтому после того, как в офсете научились делать совсем мелкие растры (да еще и компьютеризировали процесс изготовления пленок, с которых делают плоскопечатную форму) - глубокая печать изрядно сдала позиции, и сейчас применяется в основном в весьма специальных случаях: когда нужно очень высокое качество полутонов, когда надо получить очень плотное, рельефное изображение (сильно глянцевые журналы и проспекты), а так же при печати на специфических материалах - металлической пленке, пластике и т.п. Впрочем, прогресс не стоит на месте, сейчас появлются все новые и новые технологии изготовления форм вроде лазерных гравировальных установок (позволяют практически полностью избавиться от грубого растрирования, которое было-таки необходимо при изготовления форм фотоспособом). Так что, наверное, списывать глубокую печать со счетов еще рано. Граверы не здаюцо!

Шире всего, кажется, технология глубокой печати применяется при изготовлении денег и тому подобных ценных бумаг (хотя и тут основную скрипку уже играет офсет). Клише для изготовления фальшивых долларов, вокруг которых строятся сюжеты некоторых боевиков - именно гравированные формы глубокой печати. Кстати, у фальшивомонетчиков глубокая печать раньше пользовалась даже большей популярностью, чем у гознаков и казначейств. Дело в том, что клише для глубокой печати можно изготовить в кустарных условиях - древним методом гравировки. Да и станок требуется примитивный - обычный винтовой пресс подойдет. А офсетное качество с помощью таких клише имитируется довольно успешно. Сейчас, конечно, народ на гравировку не заморачивается - покупает либо принтер, либо настоящий офсетный станок...

Кстати, и высокая печать для изготовления денег применяется: при надпечатке номеров. Почему - вполне понятно: штампы-нумераторы все видели: просто и эффективно. Не делать же на каждую цифру отдельную офсетную пластинку. Посмотрите на любую купюру: на цифрах номера там всегда виден характерный признак высокой печати: маленькие "раковинки" - незакрашенные участки. На старых (относительно) долларах высокой печатью делали еще и печать казначейства. Кстати, на таких долларах часто бывает заметен и еще один признак высокой печати - легкая деформация бумаги вокруг цифр. Литеры просто "продавливают" бумагу.

Трафаретная печать. Трафаретом все пользовались? Ну вот: принцип тот же. Но трафарет - это дырка в неком не пропускающем краску материале. Чтобы он не развалился, приходится соединять части трафарета перемычками (характерные "армейские" шрифты помните?). Полиграфические трафареты устроены иначе. Они представляют собой сплошной материал, обработанный таким образом, что печатные элементы краску пропускаю, а пробельные участки - нет. Самый, наверное, известный вид трафаретной печати - шелкография. Придумали ее еще в Древнем Китае. Берем кусок шелка и вымачиваем его в расплавленном воске. После остывания ткань становится непроницаемой для воды и краски. Теперь удаляем воск с тех участков, которые будут у нас рисунком - например, горячей иглой. Прикладываем получившийся трафарет к бумаге и, используя тканевый тампон, "набиваем" краску сквозь шелк - там, где воска нет, она продавливается через волокна.

Разумеется, в наше время материалы в шелкографии используются другие, более технологичные, да и нанесение рисунка упростили. В основном применяется все тот же фотоспособ - на волокнистый материал трафарета наносят фотоэмульсию, засвечивают через пленку-оригинал, засвеченные участки при проявлении растворяются. Другой пример трафаретной печати - популярные одно время ризографы. Там используется полимерная пленка на волокнистой основе, которая прожигается в нужных местах печатающей головкой.

Ограничения трафаретной печати понятны: нельзя делать качественные полутона - размер растра ограничен плотностью волокон трафаретного материала. Кроме того, в готовом оттиске довольно заметна структура трафарета - характерная "сеточка". Зато можно печатать почти на чем угодно - лишь бы краска подходила и не сильно растекалась. Да и технология простая - самый примитивный станок представляет собой раму для натягивания трафарета и катающийся сверху ракель. Конечно, на много оттисков трафарета не хватит - разлохматится, но, во-первых, большие тиражи не так уж часто и нужны, во-вторых - сами материалы печатной формы дешевы. Поэтому трафаретную печать так любят в рекламном деле. Сравните с офсетом - биметаллические пластины, сложный процесс травления - вне зависимости от тиража стартовые затраты фиксированы и довольно существенны.

А еще трафаретная печать активно применялась в микроэлектронике. Берем вместо краски токопроводящую пасту - и получаем возможность изготавливать печатные платы, в том числе очень маленькие - для микросборок. Называется "толстопленочная технология". Пасты могут быть и резистивные, т.е. на подложке микросхемы в несколько проходов можно напечатать и контактные дорожки, и резисторы нужных номиналов. Как раз с резисторами у обычных микросхем всегда были проблемы - ну дорого их формировать из полупроводниковой основы. А тут - дешевая подложка, дешевая паста, и можно делать малые серии, даже на опытном производстве. Всего-то и нужно - стол с ракелем и тетка в белом халате. Причем материал подложки не имеет значения. Я работал одно время в ОКБ, где делали микросборки для систем наведения зенитных ракет - на алюминиевой подложке, что позволяло очень эффективно отводить тепло от резисторов и бескорпусных микросхем, напаянных сверху.

(продолжение следует)
city_rat: (Default)
Совсем бегло.
Что у нас там осталось?

Глубокая печать. То же самое, что высокая, только наоборот. У рельефной формы заливаются краской впадины, а выступающие части остаются чистыми. Основное достоинство глубокой печати - полутоновые изображения здесь формируются не растром, как в других видах печати, а за счет переменной толщины слоя краски. Действительно, что в высокой, что в плоской печати все элементы прижимаются к бумаге с одинаковой силой, и слой краски на них ровный. А в глубокой печати печатающий элемент может быть разной глубины.

Глубокую печать придумали значительно раньше плоской - именно по этой технологии делаются гравюры и офорты. Точнее, офорт - это тоже гравюра, только в "обычной" гравюре художник выполнял рисунок прямо в металле печатной формы, что, естественно, было весьма трудоемка. В офорте металлическая форма сначала покрывается лаком, в котором и процарапывается рисунок - это куда легче. Потом пластину опускают в кислоту, и та выедает металл в местах, не защищенных лаковым слоем. Получаются углубления и бороздки. Их "набивают" густой краской - а дальше все как и в любом другом виде печати - бумага, пресс.

В двадцатом веке придумали, как этот процесс механизировать. Печатные пластины стали изготовлять фотоспособом (как и офсетные). При печати готовая форма смазывается краской целиком, после чего с выступающих, т.е. пробельных элементов счищается гибкой металлической пластиной - ракелем. Поэтому такую технологию иногда называют ракельной печатью.

До недавнего времени глубокая печать была едва ли не единственным способом изготовления крупных тиражей высококачественных полутоновых иллюстраций. Печатали ею журналы (например, "Огонек"), художественные альбомы. А вот для текста глубокая печать подходит плохо: плохо передает мелкие детали. К тому же краски на глубокопечатные листы уходит много, особенно в темных деталях, и потому изображение в глубокой печати всегда немного "плывет" (посмотрите, скажем, на обложки "Огонька" шестидесятых годов - очень характерный пример).

Поэтому после того, как в офсете научились делать совсем мелкие растры (да еще и компьютеризировали процесс изготовления пленок, с которых делают плоскопечатную форму) - глубокая печать изрядно сдала позиции, и сейчас применяется в основном в весьма специальных случаях: когда нужно очень высокое качество полутонов, когда надо получить очень плотное, рельефное изображение (сильно глянцевые журналы и проспекты), а так же при печати на специфических материалах - металлической пленке, пластике и т.п. Впрочем, прогресс не стоит на месте, сейчас появлются все новые и новые технологии изготовления форм вроде лазерных гравировальных установок (позволяют практически полностью избавиться от грубого растрирования, которое было-таки необходимо при изготовления форм фотоспособом). Так что, наверное, списывать глубокую печать со счетов еще рано. Граверы не здаюцо!

Шире всего, кажется, технология глубокой печати применяется при изготовлении денег и тому подобных ценных бумаг (хотя и тут основную скрипку уже играет офсет). Клише для изготовления фальшивых долларов, вокруг которых строятся сюжеты некоторых боевиков - именно гравированные формы глубокой печати. Кстати, у фальшивомонетчиков глубокая печать раньше пользовалась даже большей популярностью, чем у гознаков и казначейств. Дело в том, что клише для глубокой печати можно изготовить в кустарных условиях - древним методом гравировки. Да и станок требуется примитивный - обычный винтовой пресс подойдет. А офсетное качество с помощью таких клише имитируется довольно успешно. Сейчас, конечно, народ на гравировку не заморачивается - покупает либо принтер, либо настоящий офсетный станок...

Кстати, и высокая печать для изготовления денег применяется: при надпечатке номеров. Почему - вполне понятно: штампы-нумераторы все видели: просто и эффективно. Не делать же на каждую цифру отдельную офсетную пластинку. Посмотрите на любую купюру: на цифрах номера там всегда виден характерный признак высокой печати: маленькие "раковинки" - незакрашенные участки. На старых (относительно) долларах высокой печатью делали еще и печать казначейства. Кстати, на таких долларах часто бывает заметен и еще один признак высокой печати - легкая деформация бумаги вокруг цифр. Литеры просто "продавливают" бумагу.

Трафаретная печать. Трафаретом все пользовались? Ну вот: принцип тот же. Но трафарет - это дырка в неком не пропускающем краску материале. Чтобы он не развалился, приходится соединять части трафарета перемычками (характерные "армейские" шрифты помните?). Полиграфические трафареты устроены иначе. Они представляют собой сплошной материал, обработанный таким образом, что печатные элементы краску пропускаю, а пробельные участки - нет. Самый, наверное, известный вид трафаретной печати - шелкография. Придумали ее еще в Древнем Китае. Берем кусок шелка и вымачиваем его в расплавленном воске. После остывания ткань становится непроницаемой для воды и краски. Теперь удаляем воск с тех участков, которые будут у нас рисунком - например, горячей иглой. Прикладываем получившийся трафарет к бумаге и, используя тканевый тампон, "набиваем" краску сквозь шелк - там, где воска нет, она продавливается через волокна.

Разумеется, в наше время материалы в шелкографии используются другие, более технологичные, да и нанесение рисунка упростили. В основном применяется все тот же фотоспособ - на волокнистый материал трафарета наносят фотоэмульсию, засвечивают через пленку-оригинал, засвеченные участки при проявлении растворяются. Другой пример трафаретной печати - популярные одно время ризографы. Там используется полимерная пленка на волокнистой основе, которая прожигается в нужных местах печатающей головкой.

Ограничения трафаретной печати понятны: нельзя делать качественные полутона - размер растра ограничен плотностью волокон трафаретного материала. Кроме того, в готовом оттиске довольно заметна структура трафарета - характерная "сеточка". Зато можно печатать почти на чем угодно - лишь бы краска подходила и не сильно растекалась. Да и технология простая - самый примитивный станок представляет собой раму для натягивания трафарета и катающийся сверху ракель. Конечно, на много оттисков трафарета не хватит - разлохматится, но, во-первых, большие тиражи не так уж часто и нужны, во-вторых - сами материалы печатной формы дешевы. Поэтому трафаретную печать так любят в рекламном деле. Сравните с офсетом - биметаллические пластины, сложный процесс травления - вне зависимости от тиража стартовые затраты фиксированы и довольно существенны.

А еще трафаретная печать активно применялась в микроэлектронике. Берем вместо краски токопроводящую пасту - и получаем возможность изготавливать печатные платы, в том числе очень маленькие - для микросборок. Называется "толстопленочная технология". Пасты могут быть и резистивные, т.е. на подложке микросхемы в несколько проходов можно напечатать и контактные дорожки, и резисторы нужных номиналов. Как раз с резисторами у обычных микросхем всегда были проблемы - ну дорого их формировать из полупроводниковой основы. А тут - дешевая подложка, дешевая паста, и можно делать малые серии, даже на опытном производстве. Всего-то и нужно - стол с ракелем и тетка в белом халате. Причем материал подложки не имеет значения. Я работал одно время в ОКБ, где делали микросборки для систем наведения зенитных ракет - на алюминиевой подложке, что позволяло очень эффективно отводить тепло от резисторов и бескорпусных микросхем, напаянных сверху.

(продолжение следует)
city_rat: (Default)
Домой уехать не могу, а работать уже не получается - мозг отказал.
Так что продолжу про печать.

С высокой печатью вроде разобрались. Однако в наше время высокая печать используется крайне редко. А вытеснила ее печать плоская, которая еще лет ..дцать назад считалась страшно дорогой, сложной и оправданной только для производства всяческой художественно-глянцевой продукции, а никак не для банальных текстов.

В отличие от высокой печати на плоскопечатной форме никаких выпуклостей нет - потому и называется плоская. Роль печатающих и пробельных элементов здесь играют участки с разными адгезионными свойствами. Грубо говоря, форма обработана таким образом, что к элементам изображения краска прилипает, а к пробельным - нет.

Первой разновидностью плоской печати была литография, изобретенная в конце 18 века. Пользовались методом в основном для тиражирования изображений. Рисунок наносился (или переносился со специальной бумаги) на полированную известняковую плиту, которая потом обрабатывалась кислотой. Те участки, что не были защищены рисунком, становились шероховатыми. Потом плиту смачивали водой, которая шероховатые участки покрывала пленкой, а с гладких стекала. Краска, напротив, делалась на жировой основе и к мокрым участкам камня не прилипала. Оставалось сделать оттиск, смыть краску, вновь смочить форму водой, вновь нанести краску - и форма опять готова к работе. В наше время, конечно, такой громоздкой технологией пользуются только для художественных, авторских работ. Кстати, чтобы сохранить доходность уникальность работы художника после изготовления нескольких авторских копий литогравюры типографский камень просто разбивают на куски.

В самом простом варианте литографии художник просто рисует на камне тушью или специальным жирным карандашом. Прокатываем по готовому рисунку лист бумаги - получаем оттиск. Чем-то подобным мы развлекались еще в школе - рисуешь шариковой ручкой на ластике - получается штамп, с которого можно сделать несколько оттисков. Такой вариант плоскопечатной полиграфии с использованием мягкой печатной формы называется "тампонной печатью". Тампонная печать сейчас широко используется для нанесения надписей на сувениры - зажигалки, ручки и т.п., так как мягкий штамп позволяет печатать и на кривых поверхностях. Конечно, рисуют на штампе уже не от руки, а прокатывают его по специальному клише, чаще всего металлическому.

Тампонная печать, по сути, является разновидностью всем известной хотя бы на слух офсетной печати. Собственно, вся современная плоская печать в основном офсетная. В отличие от прямой плоской печати, где лист бумаги прижимается напрямую к форме (литографскому камню, металлическому листу и т.п.), в офсете краску на бумагу переносит резиновый валик, который сначала прокатывается по форме, а потом - по печатному материалу. Плюс этого способа в том, что эластичный материал валика позволяет обеспечить более плотное прилегание к бумаге, не увеличивая давления. Форма изнашивается меньше, краска растискивается ровнее, общий результат - более высокое качество тиража.

Сами офсетные формы сейчас изготавливают фотоспособом из специальных биметаллических (медно-никелевых и т.п.) пластин. Пластины покрыты фотоэмульсией. На них проецируют тиражируемую картинку (если нужно полутоновое изображение - то предварительно растеризованную, как и в высокой печати), засвеченные элементы смываются при проявке, после чего пластину травят: на участках, не защищенных фотоэмульсией, тонкий слой покрывающего металла растворяется и обнажается подложка. Получается форма, где печатающие элементы, например, медные, а пробельные - никелевые. После дополнительной химобработки никель становится гидрофильным, а дальше - как при литографии: вода, краска.

В чем же кайф плоской печати по сравнению с высокой? В том, что мы перестаем быть ограничены пластическими и прочностными свойствами материала печатной формы. Скажем, в фотоклише высокой печати просто нельзя сделать достаточно мелкий растр - "иголочки", которые его формируют, мгновенно деформируются. Литеры мелких кеглей тоже получаются слишком тонкими, непрочными, да и ровную поверхность у них обеспечить сложно. Для того, чтобы они равномерно пропечатались, нужно очень сильно прижимать бумагу к форме, та деформируется и даже рвется, оттиск искажается. А вот несмачиваемую точку на плоской пластине легко создать очень и очень маленькую.

На сегодня хватит, в следующей серии - о цветоделении, глубокой печати, трафаретах, шелкографии, флексографии, монотипии и прочей полиграфэкзотике, какую вспомню.
city_rat: (Default)
Домой уехать не могу, а работать уже не получается - мозг отказал.
Так что продолжу про печать.

С высокой печатью вроде разобрались. Однако в наше время высокая печать используется крайне редко. А вытеснила ее печать плоская, которая еще лет ..дцать назад считалась страшно дорогой, сложной и оправданной только для производства всяческой художественно-глянцевой продукции, а никак не для банальных текстов.

В отличие от высокой печати на плоскопечатной форме никаких выпуклостей нет - потому и называется плоская. Роль печатающих и пробельных элементов здесь играют участки с разными адгезионными свойствами. Грубо говоря, форма обработана таким образом, что к элементам изображения краска прилипает, а к пробельным - нет.

Первой разновидностью плоской печати была литография, изобретенная в конце 18 века. Пользовались методом в основном для тиражирования изображений. Рисунок наносился (или переносился со специальной бумаги) на полированную известняковую плиту, которая потом обрабатывалась кислотой. Те участки, что не были защищены рисунком, становились шероховатыми. Потом плиту смачивали водой, которая шероховатые участки покрывала пленкой, а с гладких стекала. Краска, напротив, делалась на жировой основе и к мокрым участкам камня не прилипала. Оставалось сделать оттиск, смыть краску, вновь смочить форму водой, вновь нанести краску - и форма опять готова к работе. В наше время, конечно, такой громоздкой технологией пользуются только для художественных, авторских работ. Кстати, чтобы сохранить доходность уникальность работы художника после изготовления нескольких авторских копий литогравюры типографский камень просто разбивают на куски.

В самом простом варианте литографии художник просто рисует на камне тушью или специальным жирным карандашом. Прокатываем по готовому рисунку лист бумаги - получаем оттиск. Чем-то подобным мы развлекались еще в школе - рисуешь шариковой ручкой на ластике - получается штамп, с которого можно сделать несколько оттисков. Такой вариант плоскопечатной полиграфии с использованием мягкой печатной формы называется "тампонной печатью". Тампонная печать сейчас широко используется для нанесения надписей на сувениры - зажигалки, ручки и т.п., так как мягкий штамп позволяет печатать и на кривых поверхностях. Конечно, рисуют на штампе уже не от руки, а прокатывают его по специальному клише, чаще всего металлическому.

Тампонная печать, по сути, является разновидностью всем известной хотя бы на слух офсетной печати. Собственно, вся современная плоская печать в основном офсетная. В отличие от прямой плоской печати, где лист бумаги прижимается напрямую к форме (литографскому камню, металлическому листу и т.п.), в офсете краску на бумагу переносит резиновый валик, который сначала прокатывается по форме, а потом - по печатному материалу. Плюс этого способа в том, что эластичный материал валика позволяет обеспечить более плотное прилегание к бумаге, не увеличивая давления. Форма изнашивается меньше, краска растискивается ровнее, общий результат - более высокое качество тиража.

Сами офсетные формы сейчас изготавливают фотоспособом из специальных биметаллических (медно-никелевых и т.п.) пластин. Пластины покрыты фотоэмульсией. На них проецируют тиражируемую картинку (если нужно полутоновое изображение - то предварительно растеризованную, как и в высокой печати), засвеченные элементы смываются при проявке, после чего пластину травят: на участках, не защищенных фотоэмульсией, тонкий слой покрывающего металла растворяется и обнажается подложка. Получается форма, где печатающие элементы, например, медные, а пробельные - никелевые. После дополнительной химобработки никель становится гидрофильным, а дальше - как при литографии: вода, краска.

В чем же кайф плоской печати по сравнению с высокой? В том, что мы перестаем быть ограничены пластическими и прочностными свойствами материала печатной формы. Скажем, в фотоклише высокой печати просто нельзя сделать достаточно мелкий растр - "иголочки", которые его формируют, мгновенно деформируются. Литеры мелких кеглей тоже получаются слишком тонкими, непрочными, да и ровную поверхность у них обеспечить сложно. Для того, чтобы они равномерно пропечатались, нужно очень сильно прижимать бумагу к форме, та деформируется и даже рвется, оттиск искажается. А вот несмачиваемую точку на плоской пластине легко создать очень и очень маленькую.

На сегодня хватит, в следующей серии - о цветоделении, глубокой печати, трафаретах, шелкографии, флексографии, монотипии и прочей полиграфэкзотике, какую вспомню.
city_rat: (Default)
Печать бывает партийная и советская. А еще высокая, глубокая, плоская...

В общем, очередной ностальгический ликбез, пришедшийся к слову.

Самой первой появилась высокая печать. Принцип простой: тот же, что используется в обычных конторских печатях и штампах. То, что надо отпечатать - выпуклое. Смазываем краской и прижимаем к бумаге. Получаем оттиск. Идее уже более тысячи лет: гравюры - это разновидность высокой печати. Первоначально печатную форму делали целиком: брали деревянную доску и вырезали (углубляли) на ней ту часть, которая не должна отпечататься (пробельные элементы). Получался штамп, к которому прессом прижимали бумагу или еще какой-нибудь материал. Для картинок это способ более-менее терпимый, но вот вырезать таким образом текст - адский труд. Заслугой первопечатника Гутенберга стало изобретение составной печатной формы, собираемой из отдельных литер - стандартных буквенных отливок.

В конце девятнадцатого века придумали линотипы (строкотливные машины). Эти машины, похожие на здоровенный станок с притороченной сбоку печатной машинкой, отливали по собранной оператором форме целые строчки, что, конечно, было удобнее, да и качество получалось выше. Кроме того, линотип позволил автоматизировать выключку по ширине: то, что в современных текстпроцессорах называется justify. В пробелы собранной из отдельных литер-форм строки вдвигались специальные клинья, которые и раздвигали строку на заданную ширину. Потом в форму заливался специальный типографский сплав - гарт. Строчка остывала, выкидывалась на специальный лоток, а строка вновь разбиралась на отдельные формы-литеры, которые автоматически раскладывались по кассам. Чтобы сменить шрифт - нужно было сменить всю кассу, что в буквальном смысле дело нелегкое - на крупнокегельных машинах (те, которые лили заголовки) это делалось специальным краном.

Зрелище линотипного цеха впечатляло: шум, грохот, раскаленный металл... Кстати, раскладка клавиш линотипа сильно отличается от раскладки печатной машины. В частности, заглавные и строчные там зачастую не переключаются "шифтом", а живут на отдельных клавишах - ведь они соответствуют разным наборным кассам.

Для печати картинок их сперва гравировали на металлических пластинках. Потом придумали процесс цинкографии - фотоспособом или вручную изображение переносилось на цинковую пластину, после чего пробельные элементы вытравливались кислотой. Полутоновые изображения при этом формировались растром - сеткой из точек разного размера, для этого фотография проецировалась на пластину через специальный фильтр. Естественно, когда каждая точка представляет собой "иголочку" или "горку" на металлической пластине - особо высокого разрешения достичь сложно. Кто видел старые газеты, тот знает, что фото получались довольно мутными. Шутка про "свиньи и Никита Сергеевич Хрущев (третий слева)" не так уж далека от истины. Другая проблема возникала, наоборот, с плоскими графическими элементами (плашками). Добиться равномерного оттиска большого элемента в высокой печати нелегко.

Кстати, типографский растр - это не тот растр, что в принтерах. В принтерах точки разного размера формируются из одинаковых микроточек. В типографском растре точка была "аналоговая". Поэтому типографский растр в 75 точек на дюйм (вообще его меряют немного не так, но это уже несущественные детали) по качеству будет превосходить принтерные 300, а то и 600.

Отлитые строки и пластины с графическими элементами в единую газетную полосу или книжную страницу собирал верстальщик на верстальном столе. Если требовалось исправить опечатку - отливалась вся строка заново. Хотя мелкие огрехи верстальщик мог поправить и сам - например, спилить надфилем лишнюю запятую. Бегло читать зеркальный металлический текст - обычный навык выпускающего редактора в те времена. Естественно - никакого растягивания по высоте и ширине. Если требовалось подсократить материал, который банально не лез в отведенное место - то правку нужно было делать не по словам и предложениям, а по строкам. Поэтому журналисты весьма ответственно относились к строковому размеру своих статей - не только и не столько из-за гонорарных ставок. На редакционных бланках у нас были заранее размечены построчные объемы, а печатные машинки были настроены на строгую ширину строки (одна машинописная строка - две строки в газетной колонке). Уважающий себя газетчик непременно имел в загашнике металлическую строкомерную линейку на основные кегли - цицеро, петит (нонпарель в газетах встречалась редко).

Фотографии тоже нужно было уметь правильно разметить и рассчитать коэффициент уменьшения. Не знаю, как было в крупных редакциях, а у нас в областной молодежке, фотокоры и журналисты, помнится, часто размечали фотографии сами - ответсек просто говорил, на сколько колонок пойдет фото. Ни о какой свободной верстке, естественно, речи не шло - строколитные машины настроены на определенную ширину колонок и макетные изыски не приветствовались по чисто техническим причинам.

Но как ни считай - а ошибки неизбежны. Готовое клише в готовую верстку могло не влезть. Переделывать - долго и накладно. Поэтому фото отправлялось под гильотинные ножницы и подгонялось под нужный размер. А уж как - зависит от навыка метранпажа. Могли и полголовы оттяпать: фотография и в печати-то мутно получались, а уж в виде клише - и подавно не всегда разберешь, где голова, где ноги.

Что делать с готовой полосой после ее сборки - зависело от тиража газеты. Многотиражки и районки так и печатались с наборной формы. Но мало-мальски приличный тираж так не сделаешь - форма развалится. Поэтому в крупных типографиях на сборную форму накладывали и прижимали прессом специальный картон: получался рельефный позитивный оттиск - матрица. Матрицу вновь заливали типографским сплавом - получалась цельнолитая страница. И вот уже ее засовывали в печатную машину, либо использовали как патрицу - печатали еще некоторое количество картонных матриц, которые рассылались по местным типографиям для печати центральных газет где-нибудь в Новосибирске: электронной-то почты не было. Существовали и всякие другие другие "прогрессивные технологии" - полимерные формы и т.п. Однако с некоторых пор высокая печать стала стремительно вытесняться гораздо более качественной и эффективной - оффсетной, о которой я напишу как-нибудь в следующий раз, если опять придется к слову.

У нас в типографии было еще интереснее. Там довольно давно были внедрены гораздо более прогрессивны офсетные печатные машины. Сейчас пленки, с к которых делаются формы для офсетных машин, готовят на компьютере и печатют на обычном лазерном принтере, а вот в восьмидесятые годы с этим была напряженка. Поэтому мы с некоторых пор горячим способом (т.е. на линотипах) делали металлическую полосу без фотографий, а с нее прямо на верстальном столе делался чистовой оттиск на тонкой пленке (типа той, в какую заворачивают цветочные букеты). Полученный оттиск посыпался черным порошком, затем эта пленка крепилась на астралон, и туда же девочки-монтажницы вклеивали растеризованные фотографии (которые переснимались с бумаги специальным фотостанком). Вот эта смонтированная пленка уже и использовалась для изготовления офсетных форм. Фотонаборные машины в типографии тоже были, но в газетном процессе как-то не прижились. Просуществовала эта гибридная технология довольно долго, пока не начали внедрять монструозную компьютерную систему на базе СМ ЭВМ - "ленинградку". Суровая была штуковина, и года три минимум проработала. Отечественный лазерный принтер формата А1, печатающий на газетной бумаге и размером с хрущевскую кухню... Ох...
city_rat: (Default)
Печать бывает партийная и советская. А еще высокая, глубокая, плоская...

В общем, очередной ностальгический ликбез, пришедшийся к слову.

Самой первой появилась высокая печать. Принцип простой: тот же, что используется в обычных конторских печатях и штампах. То, что надо отпечатать - выпуклое. Смазываем краской и прижимаем к бумаге. Получаем оттиск. Идее уже более тысячи лет: гравюры - это разновидность высокой печати. Первоначально печатную форму делали целиком: брали деревянную доску и вырезали (углубляли) на ней ту часть, которая не должна отпечататься (пробельные элементы). Получался штамп, к которому прессом прижимали бумагу или еще какой-нибудь материал. Для картинок это способ более-менее терпимый, но вот вырезать таким образом текст - адский труд. Заслугой первопечатника Гутенберга стало изобретение составной печатной формы, собираемой из отдельных литер - стандартных буквенных отливок.

В конце девятнадцатого века придумали линотипы (строкотливные машины). Эти машины, похожие на здоровенный станок с притороченной сбоку печатной машинкой, отливали по собранной оператором форме целые строчки, что, конечно, было удобнее, да и качество получалось выше. Кроме того, линотип позволил автоматизировать выключку по ширине: то, что в современных текстпроцессорах называется justify. В пробелы собранной из отдельных литер-форм строки вдвигались специальные клинья, которые и раздвигали строку на заданную ширину. Потом в форму заливался специальный типографский сплав - гарт. Строчка остывала, выкидывалась на специальный лоток, а строка вновь разбиралась на отдельные формы-литеры, которые автоматически раскладывались по кассам. Чтобы сменить шрифт - нужно было сменить всю кассу, что в буквальном смысле дело нелегкое - на крупнокегельных машинах (те, которые лили заголовки) это делалось специальным краном.

Зрелище линотипного цеха впечатляло: шум, грохот, раскаленный металл... Кстати, раскладка клавиш линотипа сильно отличается от раскладки печатной машины. В частности, заглавные и строчные там зачастую не переключаются "шифтом", а живут на отдельных клавишах - ведь они соответствуют разным наборным кассам.

Для печати картинок их сперва гравировали на металлических пластинках. Потом придумали процесс цинкографии - фотоспособом или вручную изображение переносилось на цинковую пластину, после чего пробельные элементы вытравливались кислотой. Полутоновые изображения при этом формировались растром - сеткой из точек разного размера, для этого фотография проецировалась на пластину через специальный фильтр. Естественно, когда каждая точка представляет собой "иголочку" или "горку" на металлической пластине - особо высокого разрешения достичь сложно. Кто видел старые газеты, тот знает, что фото получались довольно мутными. Шутка про "свиньи и Никита Сергеевич Хрущев (третий слева)" не так уж далека от истины. Другая проблема возникала, наоборот, с плоскими графическими элементами (плашками). Добиться равномерного оттиска большого элемента в высокой печати нелегко.

Кстати, типографский растр - это не тот растр, что в принтерах. В принтерах точки разного размера формируются из одинаковых микроточек. В типографском растре точка была "аналоговая". Поэтому типографский растр в 75 точек на дюйм (вообще его меряют немного не так, но это уже несущественные детали) по качеству будет превосходить принтерные 300, а то и 600.

Отлитые строки и пластины с графическими элементами в единую газетную полосу или книжную страницу собирал верстальщик на верстальном столе. Если требовалось исправить опечатку - отливалась вся строка заново. Хотя мелкие огрехи верстальщик мог поправить и сам - например, спилить надфилем лишнюю запятую. Бегло читать зеркальный металлический текст - обычный навык выпускающего редактора в те времена. Естественно - никакого растягивания по высоте и ширине. Если требовалось подсократить материал, который банально не лез в отведенное место - то правку нужно было делать не по словам и предложениям, а по строкам. Поэтому журналисты весьма ответственно относились к строковому размеру своих статей - не только и не столько из-за гонорарных ставок. На редакционных бланках у нас были заранее размечены построчные объемы, а печатные машинки были настроены на строгую ширину строки (одна машинописная строка - две строки в газетной колонке). Уважающий себя газетчик непременно имел в загашнике металлическую строкомерную линейку на основные кегли - цицеро, петит (нонпарель в газетах встречалась редко).

Фотографии тоже нужно было уметь правильно разметить и рассчитать коэффициент уменьшения. Не знаю, как было в крупных редакциях, а у нас в областной молодежке, фотокоры и журналисты, помнится, часто размечали фотографии сами - ответсек просто говорил, на сколько колонок пойдет фото. Ни о какой свободной верстке, естественно, речи не шло - строколитные машины настроены на определенную ширину колонок и макетные изыски не приветствовались по чисто техническим причинам.

Но как ни считай - а ошибки неизбежны. Готовое клише в готовую верстку могло не влезть. Переделывать - долго и накладно. Поэтому фото отправлялось под гильотинные ножницы и подгонялось под нужный размер. А уж как - зависит от навыка метранпажа. Могли и полголовы оттяпать: фотография и в печати-то мутно получались, а уж в виде клише - и подавно не всегда разберешь, где голова, где ноги.

Что делать с готовой полосой после ее сборки - зависело от тиража газеты. Многотиражки и районки так и печатались с наборной формы. Но мало-мальски приличный тираж так не сделаешь - форма развалится. Поэтому в крупных типографиях на сборную форму накладывали и прижимали прессом специальный картон: получался рельефный позитивный оттиск - матрица. Матрицу вновь заливали типографским сплавом - получалась цельнолитая страница. И вот уже ее засовывали в печатную машину, либо использовали как патрицу - печатали еще некоторое количество картонных матриц, которые рассылались по местным типографиям для печати центральных газет где-нибудь в Новосибирске: электронной-то почты не было. Существовали и всякие другие другие "прогрессивные технологии" - полимерные формы и т.п. Однако с некоторых пор высокая печать стала стремительно вытесняться гораздо более качественной и эффективной - оффсетной, о которой я напишу как-нибудь в следующий раз, если опять придется к слову.

У нас в типографии было еще интереснее. Там довольно давно были внедрены гораздо более прогрессивны офсетные печатные машины. Сейчас пленки, с к которых делаются формы для офсетных машин, готовят на компьютере и печатют на обычном лазерном принтере, а вот в восьмидесятые годы с этим была напряженка. Поэтому мы с некоторых пор горячим способом (т.е. на линотипах) делали металлическую полосу без фотографий, а с нее прямо на верстальном столе делался чистовой оттиск на тонкой пленке (типа той, в какую заворачивают цветочные букеты). Полученный оттиск посыпался черным порошком, затем эта пленка крепилась на астралон, и туда же девочки-монтажницы вклеивали растеризованные фотографии (которые переснимались с бумаги специальным фотостанком). Вот эта смонтированная пленка уже и использовалась для изготовления офсетных форм. Фотонаборные машины в типографии тоже были, но в газетном процессе как-то не прижились. Просуществовала эта гибридная технология довольно долго, пока не начали внедрять монструозную компьютерную систему на базе СМ ЭВМ - "ленинградку". Суровая была штуковина, и года три минимум проработала. Отечественный лазерный принтер формата А1, печатающий на газетной бумаге и размером с хрущевскую кухню... Ох...

Profile

city_rat: (Default)
city_rat

July 2016

S M T W T F S
     12
345 6789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Style Credit

Syndicate

RSS Atom
Page generated Jul. 25th, 2017 02:51 pm
Powered by Dreamwidth Studios

Expand Cut Tags

No cut tags